Андреев Алексей Викторович

- В конце 90-х годов такого массового распространения наркотиков, как сейчас, в нашем регионе не было, - вспоминает Алексей Андреев. – Не было такого количества изъятий, а, соответственно, и экспертиз. И экспертов, которые занимались исследованием наркотических средств, было гораздо меньше. Из незаконного оборота изымались в основном наркотики растительного происхождения –  героин, марихуана, гашиш, опий. Со временем проблема распространения наркотиков стала обретать все больший масштаб и в нашей республике, и в целом по стране. Поэтому в 2003 году была создана Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН).

Правоохранительные органы объявили бой не только растительному зелью, но и «синтетике», которая хлынула на «черный» рынок и нашего региона. На исследование экспертам Управления ФСКН по Республике Коми и ЭКЦ МВД по Республике Коми, откуда перевелся А. Андреев, стали поступать таблетки МДМА, больше известные как экстази, психоактивные вещества амфетаминового ряда, называемые на сленге наркопотребителей «скоростью» и «винтом».

А дальше – больше! В начале 2006 года на наркорынке Республики Коми объявился новый наркотик – 3-метилфентанил, которого в определенных кругах прозвали «белым китайцем». По внешним признакам – цвету, консистенции и по эффекту воздействия он не отличался от героина, но по силе воздействия на человеческий организм превосходил его в несколько тысяч раз. Для взрослого человека с массой тела 70 килограммов достаточно было двух с половиной миллиграммов 3-метилфентанила, чтобы попрощаться с жизнью. Сбываемый под видом героина «белый китаец» в то время стал причиной гибели нескольких человек в регионе. Исследование препаратов, содержащих 3-метилфентанил, требовало нового подхода к исследованию наркотиков, содержащих активные компоненты в малых количествах. Эксперты с этой задачей справились.

Распространяемые на территории Коми наркотические средства синтетического происхождения стали вытеснять растительное зелье.

- Особенностью наркорынка нашего региона является то, что синтетические наркотики – дешевле растительных, - поясняет А. Андреев. – Еще одной из причин исчезновения традиционных на тот момент наркотиков с «черного» рынка Коми в середине 2000-х стала эффективная борьба по пресечению каналов их поставки из-за пределов региона.

Цифры говорили сами за себя: к примеру, только за январь 2006 года сотрудниками Управления ФСКН России по Республике Коми было изъято из незаконного оборота более четырех килограммов растительного зелья – героина и марихуаны. Не менее крупные изъятия проводили сотрудники иных правоохранительных служб республики.

Распространением героина в то время в основном занимались группы лиц, сформированные по этническому признаку. Многие из них тогда были привлечены к уголовной ответственности, получили большие сроки лишения свободы за наркопреступления.

Позже изъятия героина сошли практически на нет в регионе. Сейчас, по словам эксперта А. Андреева, этот наркотик попадает в ЭКЦ на исследование примерно один раз в год. И такая ситуация на протяжении уже нескольких лет. Положение на наркорынке в Республике изменилось коренным образом.

В 2008 году перед экспертами региона и всей страны, исследовавшими наркотики, встала новая проблема – криминалистическое исследование «спайсов». Синтетическое зелье JWH-018 и подобные этому веществу аналоги не были внесены в список запрещенных веществ, поэтому сбывались наркодельцами практически легально, чаще всего – под видом курительных смесей и солей для ванн.

Спайсы буквально захлестнули республику. Медики констатировали факты отравлений и передозировок неизвестными веществами.

Несмотря на то, что в арсенале экспертов было недостаточно информации и оборудования для исследования тех самых «солей для ванн», заключения специалистов были тревожные: содержащиеся в них вещества могут оказывать наркотическое воздействие, вызывать привыкание.

Более эффективная борьба со спайсами началась позже, когда на вооружении экспертов республики появилось высокотехнологичное оборудование.

Одновременно с техническим оснащением экспертов на территории региона стали распространяться и новые разновидности спайсов.

- Мы учились анализировать новые вещества, близкие по структуре, но различавшиеся между собой незначительными изменениями в структуре, - вспоминает Алексей Андреев. - Их потому и стали называть дизайнерскими наркотиками, потому что каждый раз их разработчики вносили изменения в структурную формулу уже известного наркотика, с целью избежать ответственности за их распространение. Кстати, термин «дизайнерский наркотик» появился не у нас, а в докладах ООН, где в это же время была обозначена проблема распространения новых психоактивных веществ.

На смену JWH-018, который со временем законодателями был внесен в список запрещенных веществ, пришли многие другие аналоги. В 2011-2012 годах, отметил эксперт, на территории Республики появилось около 18 новых видов спайсов. Экспертам требовалось и современное аналитическое оборудование, и новые знания.

- Зачастую в личное время приходилось изучать литературу, в том числе и зарубежную, касающуюся исследованию новых психоактивных веществ, выходить в чаты коллег-экспертов, где они обсуждали, что нового и где из «дизайнерского» обнаружено, - рассказывает А. Андреев. – И даже чаты наркопотребителей просматривал - тоже с целью получения какой-либо информации, необходимой для работы. Нужно было быть в курсе изменений ситуации на наркорынке. Достаточно своевременно методики по исследованию этих веществ выпускали наши коллеги в Екатеринбурге, мы использовали их опыт в работе.

Преломить ситуацию на наркорынке связанную с появлением все новых и новых наркотиков удалось, когда законодатели внесли в списки запрещенных не только сами наркотические средства, но и их производные. Это позволило относить к запрещенным целые классы веществ, которые по своей природе были наркотическими. С одной стороны это облегчило наркоситуацию, поскольку количество новых наркотических веществ резко сократилось. С другой стороны, это потребовало от экспертов применения знаний, связанных с изучением химической структуры известных наркотических средств и возможностей ее модификации.

К 2014 году в мире насчитывалось порядка 800 наркотиков дизайнерского типа, большинство из которых были зафиксированы и в России. Нашу страну они захлестнули больше, чем другие страны.

- Дизайнерские наркотики хлынули к нам из Китая и Тайланда, стран Восточной Азии, - говорит А. Андреев. – Эти страны получали большие доходы от производства этих веществ под видом химических реактивов и других легальных продуктов. Можно было напрямую через интернет зайти на сайт фабрики и заказать эти вещества – легальные там и запрещенные у нас. Когда власти этих стран поняли, что это проблема может стать и их проблемой тоже, а возможно под давлением других государств, они несколько по-другому взглянули на вопросы производства этих веществ и тоже стали противодействовать этому.

Однако, наркосиндикаты, получавшие огромные прибыли от оборота этих веществ, не желая терять производства, стали искать новые места для их производства. Ряд достаточно крупных изъятий наркотических средств дизайнерского типа на территории России, освещенных в СМИ, свидетельствует о том, что центры производства могут смещаться и на территорию России.

- И у нас в Республике Коми деятельность нескольких таких лабораторий была пресечена, – рассказывает эксперт. - К нам на исследование оттуда поступали реагенты и мы давали заключение о том, что в них содержатся запрещенные вещества.  

Сегодня широкое распространение на территории Республики Коми имеют синтетические наркотики - производные N-метилэфедрона. К незаконному обороту такой «синтетики» привлекаются в основном молодые люди. В качестве курьеров, закладчиков, складов и других звеньев в иерархической цепочке наркобизнеса. Из тайников-закладок изымаются партии зелья. В прошлом году, привел пример эксперт, была изъята партия из шести тысяч свертков. Эксперты исследовали их содержимое без перерывов в течение нескольких дней. Во всех оказались наркотические средства.   

Продолжается в республике и борьба с дезоморфином – кустарным зельем, изготавливаемым наркопотребителями в домашних условиях. Дезоморфиновые притоны периодически обнаруживаются и прикрываются в Усинске и Воркуте. Сотрудники полиции изымают у дельцов партии медикаментов, используемых для производства дезоморфина.

Учителя городов и районов региона жалуются на распространение насвая в школах.

- Мы изучили проблему насвая, - говорит А. Андреев. - Она до сих пор, к сожалению, не решена. На мой взгляд, сейчас употребление наркотиков начинается не с гашиша и марихуаны, а именно с насвая. Именно с употреблением насвая подросток переступает ту черту, которая отделяет запрещенное от разрешенного. А что такое насвай? Есть формальное определение: некурительное табачное изделие. В состав насвая входят три основных компонента – табак, известь и экскременты животных. Судя по поведению лиц, употребляющих насвай, он действительно оказывает какое-то психоактивное воздействие на человека. Изначально считалось, что из-за высокого содержания никотина, однако, скорее всего, есть и другие механизмы воздействия этой смеси на организм, и это не может не тревожить нас не только как специалистов, но и как родителей. Антитабачное законодательство говорит о том, что что торговля насваем на территории Российской Федерации запрещена. Нарушение закона в этой части предусматривает административное наказание. Однако, отсутствие практики привлечения лиц сбывающих насвай к ответственности, в том числе сбыта несовершеннолетним, свидетельствует о несовершенстве законодательства в этой части. Безусловно, изменения в сфере правового регулирования оборота таких веществ, как насвай, должны быть…

Экспертизы насвая в ЭКЦ МВД по РК проводятся два-три раза в неделю, это говорит о достаточно широком распространении этого вещества в республике. Потребляют насвай молодые люди, подростки. Известен случай обнаружения этой смеси в раздевалке детского сада в Сыктывкаре. «Скорее всего, сверток обронил кто-то из взрослых, но что бы могло случиться, попади он в руки ребенку?» - справедливо отмечает эксперт А. Андреев.

Специалисты отделения по исследованию наркотических средств ЭКЦ МВД по Республике Коми держат, что называется, руку на пульсе и готовы исследовать любые вещества, оборот которых контролируется.

К сожалению, наркодельцы не останавливаются на достигнутом и постоянно предлагают на «черном» рынке новый «товар». Эксперт А. Андреев привел недавний пример. В Воркуте изъяли вещество, по внешнему виду похожее на амфетамин. Эксперты провели исследование вещества и не нашли в нем запрещенных компонентов. Было принято решение провести дополнительное исследование на базе ЭКЦ МВД по РК. При этом в веществе были обнаружены компоненты, которые запрещены на законодательном уровне в Эстонии, Швеции, Норвегии, то есть скандинавских странах. В России они считаются легальными, поскольку не внесены в список запрещенных к обороту веществ.

- То, что это вещество запрещено в других странах, именно как наркотическое, свидетельствует о том, что оно может оказывать негативное влияние на организм, - констатирует Алексей Викторович. – Сейчас это вещество направлено в Москву. Возможно, наши столичные коллеги исследуют его еще более подробно, и оно будет признано либо аналогом наркотического средства, либо его внесут в перечень запрещенных веществ.     

Одна из главных задач специалистов отделения по исследованию наркотических средств ЭКЦ МВД по Республике Коми – формирование   полноценной доказательной базы, необходимой оперативникам и следователям для выявления и расследования наркопреступлений. По мнению начальника отделения, полковника полиции Алексея Андреева, он и его коллеги с данной задачей справляются.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России