Половников Виктор Николаевич

– В этом году у полиции добавилось праздников, несложно и запутаться. Все в стране знают, что день сотрудников органов внутренних дел празднуется 10 ноября, в Коми стражей порядка поздравляют еще и 16 июля. А 5 июня отмечали день образования Российской полиции. Почему вдруг появилась еще и эта памятная дата?

– 5 июня – это именно памятная дата. Как показала практика, многие сотрудники и в особенности ветераны органов внутренних дел болезненно реагируют на нее. Есть мнение, что это подмена даты 10 ноября – Дня сотрудников органов внутренних дел. Это не так. Цель установления этой даты – не просто устроить праздник, а по-новому взглянуть на прошлое страны и переосмыслить то, что было сделано нашими предшественниками до 1918 года.

В этом году отмечалось 300 лет со дня создания полиции Санкт-Петербурга. Многие напоминают, что в 2002 году мы отмечали 200-летие МВД, и спрашивают, почему через шестнадцать лет отмечаем 300-летие. День создания Министерства внутренних дел и день создания полиции – это абсолютно разные даты. Министерство было создано позже. И если первым генерал-полицмейстером Санкт-Петербурга был Антонио Девиер, назначенный на эту должность в 1718 году, то первым министром внутренних дел Российской империи стал Виктор Кочубей – в 1802 году.

Я считаю, что такая дата как День образования полиции Российской Федерации была правильно обозначена министерством внутренних дел. В связи с этим проделана большая работа по изучению истории. Ведь у нас зачастую вся история милиции, полиции, особенно представленная в музейных экспозициях, начинается с 1918 года. Но и те люди, которые служили в органах внутренних дел до революции, внесли огромный вклад в развитие страны, а их деятельность зачастую недооценивалась. Люди были государственные, великие, и, я уверен, заслуживают того, чтобы о них помнили. Например, при Александре I министром был Александр Балашов, но мало кто знает, что он по поручению императора еще и вел переговоры с Наполеоном в 1812 году. К сожалению, ему не удалось предотвратить Отечественную войну 1812, но вел он себя очень достойно. Сейчас министерство внутренних дел вместе с органами власти проводит работу для того, чтобы увековечить его память. Над его могилой сейчас находится продовольственный магазин. Планируется снести его и установить памятник или часовню, вернуть память о человеке, который много сделал для государства.

Мало кто знает, что знаменитый реформатор Петр Столыпин одновременно был и министром внутренних дел Российской империи. В полиции служили и другие яркие личности, труды которых заслуживают внимания.

Московский университет МВД провел большую работу по восстановлению истории полиции: собраны все документы, которые касались правоохранительной деятельности с десятого по двадцатый век, изданы отдельным сборником. Я, например, с интересом изучил документ конца девятнадцатого-начала двадцатого века - инструкцию по противодействию экстремизму и терроризму. Уже тогда это направление деятельности было актуально. В советские времена покушения на членов императорской семьи и высокопоставленных чиновников, убийства их представлялись проявлениями революционной борьбы и оценивались положительно. Пора признать: все эти взрывы, убийства – террористические акты. Из-за того, что полиция не сумела вовремя отреагировать и пресечь всю эту подрывную деятельность, страна – Российская империя – была уничтожена изнутри.

Так что и сейчас не следует недооценивать опасность не только терроризма, но и экстремизма – эти явления тесно связаны. Изучение опыта работы наших коллег из прошлых столетий может многое дать современным полицейским. Не стоит зацикливаться на 1918 году и вести от него отсчет: история полиции и милиции в России намного ярче, интереснее, познавательнее, чем принято считать. В том числе и история полиции в Коми. К трехсотлетию мы нашли много малоизвестных фактов о становлении полиции на территории региона, издали брошюру, наши находки стали основой для документального фильма, который был снят сотрудниками одного из республиканских телеканалов.

– Вы возглавляете МВД по Коми уже три года. Наверное, за это время можно подвести какие-то итоги: что из задуманного удалось реализовать, что не получилось?

– Итоги мне подводить рано. Думаю, что я еще поработаю. Считаю, что коллектив МВД по Республике Коми многое сделал. Одно из основных достижений: мы неплохо поработали по противодействию организованной преступности. С учетом особенностей республики это была одна из основных задач. Возьмем для сравнения 2015 год: в составе организованных преступных групп к уголовной ответственности было привлечено порядка сорока человек. По итогам 2017 года – уже 124 человека, в три раза больше.

Знаковое дело, расследование которого закончено в июне, - уголовное дело в отношении членов организованного преступного сообщества во главе с Юрием Пичугиным. ОПС продолжительное время действовало на территории Коми и Архангельской области, а также в других субъектах федерации. Более десяти участников привлекаются к уголовной ответственности, они арестованы, им вменяется достаточное количество преступлений, в том числе убийства. Привлечение этих лиц к уголовной ответственности и их арест привели к снижению криминогенного фона в целом.

Серьезно мы поработали и с так называемыми смотрящими в городах и районах. Это представители криминального мира, которые хранили воровскую кассу, поддерживали или, как они говорят, «грели» зоны. Я не зря говорю так называемые смотрящие. Конечно, им не вручается удостоверение, но они имеют определенный статус и влияние в преступной среде.

За три года привлечены к уголовной ответственности пятнадцать смотрящих, некоторые уже осуждены. Арестованы «авторитеты» в Печоре,  Воркуте, Вуктыле, в Княжпогостском и Усть-Вымском районах. Могу сказать точно: если раньше была конкурентная борьба за статус смотрящего, то теперь желающих занять эту «должность» не очень много. Люди понимают, что новый смотрящий сразу привлекает к себе внимание сотрудников правоохранительных органов, и  для него это заканчивается, как правило, уголовным делом. Мы взаимодействуем в этом направлении с нашими коллегами из УФСБ и СУ СК России по Коми. Хотя основное ведомство, которое системно занимается этой работой – министерство внутренних дел.

- Вы – первый на моей памяти министр, который говорит о существовании смотрящих в нашей республике…

- Понимаете, в чем тут дело. Официального же статуса «смотрящий» нет. Но получая оперативную информацию о процессах, которые происходят в криминальном мире, мы понимаем, что наделенные такими «полномочиями»  в нем есть, и они оказывают серьезное влияние на криминогенную ситуацию в регионе. Это глубинное, социальное явление, появившееся не сегодня и не вчера, а достаточно давно. Не вижу смысла отрицать этот факт…

Возвращаясь к вопросу о достижениях, должен отметить, что намного спокойнее стало на улицах городов и районов республики. Уровень уличной преступности значительно снизился. Считаю, что мы более тесно стали работать с населением, и у нас появилась обратная связь. Большую роль в установлении этой связи сыграли члены Общественного совета при МВД по Коми, все они активно работают, несут определенную нагрузку, есть, скажем так, неформальное распределение функций. У нас очень удачное, уникальное, я бы сказал, совмещение обязанностей: Галина Викторовна Киселева одновременно является и председателем нашего общественного совета, и возглавляет Общественную палату республики. Она близко общается с жителями региона, знает их проблемы, в том числе, касающиеся деятельности органов внутренних дел. Так что эта обратная связь – во многом личная заслуга и Галины Викторовны.

Если говорить о том, что не удалось: пока низким остается качество расследования уголовных дел. Уголовно-процессуальное законодательство часто меняется, эти изменения требуют высокой квалификации следователя или дознавателя. Пока, к сожалению, этим не все они могут похвастаться.

Ну и еще одна проблема: у нас не стабилизировался состав руководителей, в первую очередь городских и районных органов внутренних дел. Но и в аппарате министерства управленческий уровень некоторых оставляет желать лучшего. Подготовить управленца намного сложнее, чем просто сотрудника. Это требует системного подхода, работы в этом  направлении еще много…

– В чем именно состоят недоработки руководителей?

– Прежде всего, нарекания вызывает низкая эффективность работы коллектива, как в некоторых горрайорганах, так и в отдельных службах министерства. Не все руководители понимают, как нужно управлять коллективом, не все осознают свою роль. И это, возможно, даже не вина руководителей, а их беда, потому что в системе МВД есть только одна академия управления на всю Россию. Возможности подготовки ограничены. Многие руководители доходят до каких-то управленческих решений, что называется, своим умом, методом проб и ошибок. К сожалению, ошибки бывают часто, и многие из них неисправимы. За такие ошибки некоторых пришлось освободить от занимаемой должности.

Если говорить о кадровом вопросе в целом, то на сегодня некомплект у нас 4,2 процента, это не критично,  до 5 процентов – это рабочий некомплект. Но в этом году наметилась тревожная тенденция: больше сотрудников стало увольняться, наблюдается отток тех, кто достиг пенсионного возраста. На льготную пенсию сотрудники МВД выходят в довольно молодом возрасте, в 35-40 лет, когда их деятельность наиболее продуктивна.  Они уже имеют солидный опыт работы, и отдача от них могла бы быть больше. Хотя и принимаем мы на службу не меньше…

– Как отразились на работе полиции прошедшие сокращения сотрудников ГИБДД?

– Пока сложно провести какой-то анализ. Сокращение сотрудников ГИБДД стало проблемой для министерства еще и потому, что их нужно было трудоустроить. Решение было принято, и мы понимаем, почему. В сфере безопасности дорожного движения человеческий фактор – функция инспектора ГИБДД – сейчас отчасти компенсируется техническими средствами видеофиксации нарушений.

 Во всей стране, и в Коми в том числе, многое делается для улучшения состояния дорожной сети, что тоже ведет к снижению количества как нарушений правил дорожного движения, так и дорожно-транспортных происшествий. На протяжении трех лет поступательно снижалось количество погибших в авариях на дорогах. Но вот в этом году произошел резкий рост числа ДТП с погибшими. У меня нет оснований говорить о том, что это явилось прямым следствием сокращения количества инспекторов ГИБДД.

Был зарегистрирован рост ДТП в Сосногорском районе, в Усинске... Зимник ровный позволяет развивать скорость, а снежные завихрения снижают видимость. Нынешний март, если помните, был очень снежным. Тогда в одном из ДТП погиб бывший депутат Госсовета республики Игорь Терентьев: в условиях ограниченной видимости иномарка под его управлением столкнулась с другой машиной – и вот результат.

Дорожная сеть республики – достаточно протяженная. Нет такой интенсивности, какая есть на федеральных трассах «Дон» или «Байкал». В нашем регионе происшествия чаще случаются не на федеральных трассах, а на дорогах республиканского и местного значения.

Специфика нашего региона еще  и в том, что зимой световой день очень короткий. В самые темные месяцы ноябрь-декабрь жертвами ДТП становятся пешеходы в населенных пунктах, где нет нормального освещения. Не все считают нужным пользоваться световозвращающими фликерами, но такая, казалось бы, мелочь может уберечь от трагедии.

Вновь растет число дорожных происшествий, совершаемых в пьяном виде. А это уже фактор человеческий. Выявление таких нарушителей -исключительно компетенция инспектора ГИБДД. Определить пьяных водителей техника не сможет…

У нас есть государственная программа по сокращению числа погибших на дорогах. И мы в нее пока вписываемся. Но нам вместе с руководством республики еще предстоит проделать большую работу в плане обеспечения безопасности дорожного движения, в том числе и по приведению дорожной сети в нормативное состояние.

– В Коми не первый год возникают проблемы с реализацией республиканского «закона о тишине» По официальной версии до недавнего  времени сложности были связаны с тем, что оформление документов производили сотрудники администраций муниципалитетов. Сейчас эту функцию вернули сотрудникам МВД. Как вы считаете, изменилась ли ситуация?

– Раньше по вызовам, связанным с нарушением тишины ночью, выезжали полицейские, а материалы об административном правонарушении составляли муниципальные служащие. И лишь половина из составленных ими материалов доходила до суда – по разным причинам.

Между республикой и Министерством внутренних дел РФ подписано соглашение о передаче МВД по Коми полномочий по составлению административных материалов по фактам нарушений «закона о тишине». Сейчас материалы составляют сотрудники полиции. Анализ месяца работы показал, что теперь материалы быстрее доходят до мировых судей, по ним оперативно принимаются решения.

Думаю, передача полномочий сотрудникам МВД в данном случае положительно скажется на ситуации. Не могу обещать, что нарушения тишины в ночное время прекратятся – они не прекратятся. Но меньше нарушителей будут оставаться безнаказанными.

– В прошлом Сыктывкар по уровню криминала сравнивали с «бандитским Петербургом» и называли криминальной столицей Северо-Запада. А как обстоят дела сейчас?

– Если вернуться к девяностым и началу двухтысячных годов, то статус криминальной столицы можно было «присваивать» многим городам, а не только Сыктывкару. Я в то время служил в Кургане, и этот город «гремел» в криминальном плане на всю страну не меньше Сыктывкара, а то и больше. Там были заказные убийства с использованием взрывных устройств, автоматического оружия. В Москве орудовала курганская группировка. Тот же знаменитый Салоник был курганский. И Дальний Восток, где я тоже служил, можно было назвать криминальным центром.

Если говорить об официальной статистике, то в 2016 году Коми входила в десятку регионов Российской Федерации с высоким уровнем преступности. В 2017 году уровень все еще был выше, чем в среднем по стране. Но по итогам пяти месяцев 2018 года этот показатель в Коми уже ниже среднероссийского, и, самое главное, поступательно снижается количество тяжких и особо тяжких преступлений.

Поэтому сегодня я не могу сказать, что в Коми уровень криминогенной активности высок. Напротив, все те результаты работы, которые я перечислил, в том числе борьба с организованной преступностью, привели к снижению криминогенной напряженности. Именно поэтому я считаю, что  приоритетным направлением работы должно быть противодействие организованной преступности.

–В какой-то период в Коми самым распространенным видом преступлений стали разного рода мошенничества, в том числе с использованием интернета. В чем вы видите причину?

– Как бы ни парадоксально это звучало, но, на мой взгляд, увеличение числа мошенничеств – это хорошо. Преступность трансформируется, изменяются виды совершаемых преступлений. В восьмидесятые годы, когда я начал службу в милиции, были распространены уличные грабежи. Как новогодняя ночь, так с десятков прохожих «снимают» меховые шапки. Был вал краж, в том числе квартирных. В недалеком еще прошлом на улицах у граждан массово похищали сотовые телефоны. Сейчас у нас раскрываемость грабежей доходит до семидесяти процентов. Поверьте, это очень высокий показатель. Много раскрывается краж.

Но преступники «переквалифицировались» на мошенничества. Понятно, что это, в основном, дистанционное совершение преступления – злоумышленник чувствует себя в относительной безопасности. И для потерпевшего мошенничество – менее болезненный и травмирующий способ лишиться денег, чем, например, быть ограбленным на улице. Да, обидно, жалко потерянных денег, но можно пережить. Уверяю, если ту же сумму денег отнимут при разбое, потерпевший и морально, и физически пострадает намного сильнее.

Я искренне сочувствую людям, которых обманывают. Но, как показывает практика, люди лишаются денег либо из-за своей алчности, желания получить что-то даром или очень дешево, либо из-за излишней доверчивости. То есть, в силах самого человека предотвратить совершение преступления: не надо гнаться за легкими деньгами, нереальной дешевизной, верить телефонному собеседнику.

Удивляют суммы, с которыми люди готовы расстаться в обмен на пустые обещания. Это сотни тысяч, миллионы рублей. Одна из жительниц Коми, например, отдала мошенникам-«экстрасенсам» семь миллионов рублей.

В структуре преступности мошенничества в прошлом году составляли десять процентов, в этом чуть меньше -восемь процентов, но это все равно довольно много. Раскрывать эти преступления очень сложно. Три года назад в министерстве была создана специальная группа по раскрытию мошенничеств. В нее входят  следователи, оперативники, сотрудники отдела по борьбе с преступностью в сфере высоких технологий. Работа группы связана с командировками, поскольку, как правило, мошенники находятся в других субъектах федерации. Часто приходится ездить в Новосибирск, почему-то именно оттуда совершается очень много дистанционных мошенничеств. В Москве наши сотрудники вообще работают едва ли не на постоянной основе.

Сейчас наши следователи расследуют уголовное дело, возбужденное по заявлениям двух жительниц Коми, у которых мошенники под предлогом оказания экстрасенсорных услуг похитили 1,2 миллиона рублей. Оперативники выяснили, что абонентские номера, с которых осуществлялись звонки потерпевшим, зарегистрированы в Московской области. Установлено, что причастные к мошенничествам, осуществляли противоправную деятельность из колл-центра, расположенного на территории Тушинского механического завода в Москве.

 Оперативники Коми совместно с сотрудниками главного управления уголовного розыска МВД России и Москвы при силовой поддержке Росгвардии  задержали восьмерых москвичей, подозреваемых в причастности к афере. В дальнейшем на территории города Обнинска Калужской области был задержан организатор этой преступной деятельности. По предварительным данным, злоумышленники посредством мобильной связи и интернета обманом, под предлогом снятия порчи, очищения кармы, гадания и других «ритуалов» похитили у десятерых жителей различных регионов России, в том числе Республики Коми, более десяти миллионов рублей.

К сожалению, процент раскрываемости мошенничеств невысок – пятнадцать-двадцать процентов. Но даже если преступление раскрыто, то для потерпевшего ведь важно не только наказание преступника, но и возмещение ущерба. А у подозреваемого в мошенничестве, как правило, ничего нет: ни денег, ни недвижимости, ни каких-либо ценностей.

Упомянутое мошенничество на семь миллионов рублей мы раскрыли, задержали подозреваемых в Подмосковье, но взять-то с них нечего. В этом случае, как и во многих других, потерпевшей вряд ли когда-то возместят ущерб. Впрочем, она сказала, что получила хотя бы моральное удовлетворение от того, что преступники не останутся безнаказанными.

–Вы немало усилий прилагаете к тому, чтобы изменить взаимоотношения граждан и полицейских, побудить их к взаимной вежливости. Удалось ли добиться положительных изменений?

– На мой взгляд, мы существенно продвинулись в формировании позитивного отношения и доверия к сотрудникам полиции. Уже второй год мы еженедельно проводим дни профилактики в отдаленных населенных пунктах. Во время поездок наши сотрудники встречаются с главами сельских поселений, с активом, проводят профилактические беседы в школах, работают с лицами, состоящими на профилактическом учете, доводят до жителей информацию об обеспечении безопасности дорожного движения, о возможности получения госуслуг. Главная задача – привлечь жителей к хотя бы отчасти неформальному общению с сотрудниками полиции, дать им возможность рассказать о наболевших проблемах.

Пока не все получается так, как мы бы хотели. Основная проблема в том, что  довольно сложно собрать людей. Мы анонсируем эти мероприятия через глав поселений, стараемся проводить встречи вечером, после рабочего дня. Где-то люди приходят, где-то нет. Но мы ищем новые формы работы. Интересный день профилактики прошел в селе Шошка Сыктывдинского района. Встреча с населением началась с футбольного матча – команда сотрудников полиции против местной команды. В преддверии чемпионата мира по футболу такой подход вызвал у жителей интерес, многие пришли поболеть за своих. Победила, естественно, дружба. После этого за обеденным столом жители и полицейские общались в неформальной обстановке. Люди рассказали о своих проблемах, получили квалифицированную консультацию по самым разным вопросам. Будем и дальше искать оригинальные формы общения с населением.

- Виктор Николаевич, понятно, что руководитель вашего уровня большую часть времени отдает служебной деятельности. Но жизнь любого человека – это еще и какое-то любимое занятие, увлечение. Что вас может порадовать и заставить отвлечься от работы? 

- Люблю читать. Сейчас читаю Вадима Туманова. Ветеран Великой Отечественной, золотопромышленник, предприниматель. Человек с неординарной судьбой. Его мемуары «Все потерять - и вновь начать с мечты»  подкупают своей искренностью и откровением. Трудно не согласиться с его постулатом: «Если не потеряно все - не потеряно ничего»…

Беседовала Людмила ВЛАСОВА

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2018, МВД России