Никитин Андрей Евгеньевич

-Андрей Евгеньевич, вы уже не первый год выступаете с лекциями в молодежных аудиториях. Наверняка уже можете сравнить, как воспринимали информацию молодые люди, например, десять лет назад и сейчас.

-Конечно, по-разному! Десять лет назад я говорил о том, как опасно для здоровья потреблять психоактивные вещества. Предостерегал ребят от первой пробы. Говорил, какие могут быть последствия от потребления зелья. Это воспринималось вполне адекватно. Информации о наркотиках и последствиях их потребления тогда еще не было так много, как сегодня. Сейчас о пагубности психоактивных веществ знают все. Но, к сожалению, они продолжают пользоваться спросом. А если есть спрос — значит, есть предложение. Вот нам всем, кто так или иначе призван бороться с наркотиками, их потреблением и распространением, надо сделать так, чтобы не было того самого спроса.

Поэтому сегодня мне хочется не лекцию читать, а вести диалог с молодыми людьми. Узнать их взгляд на проблему наркомании, переориентировать их в чем-то, переубедить — например, в том, что легких наркотиков, не опасных для жизни и здоровья, не существует.

Необходимо говорить с ребятами так, чтобы они осознавали ответственность за свои поступки. То есть если в обществе есть юридический заслон на распространение наркотиков, но человек идет на нарушение закона, то за этим последуют меры наказания, и человек будет отвечать за содеянное.

-А когда вы ведете диалог с молодыми людьми, вы интересуетесь, как надо вести себя, если стало известно, что кто-то употребляет наркотики или продает их. В нашем обществе это зачастую расценивается как стукачество.

-Когда я разговариваю с ребятами, я задаю им этот вопрос. И они отвечают, не раздумывая: «Не сдадим!». Тогда я задаю следующий: «А если вы узнаете, что ваш друг умер от наркотиков — сообщите?» Тогда они в один голос  говорят: «Да!» «А разница-то в чем?» - спрашиваю я их. И стараюсь убедить:  необходимо понимать, что сохранение других жизней — это не стукачество, а нормальная гражданская позиция «Узнал — сообщи!». Возможно, это спасет чью-то жизнь.

Всегда говорю молодым людям, что наркосбытчики не беспокоятся о том, какие последствия будут у человека после потребления наркотиков. Поэтому у каждого человека должна быть ответственность за собственную жизнь

-Общаясь с аудиторией, вы не делаете акцент на теме «что такое наркотики». А как донести до аудитории понимание, где все-таки корень зла и почему так важно быть ответственным за свою жизнь...  

-Я говорю о наркотиках, их пагубности и незаконности через призму понимания, что это такое в принципе, и какие аспекты жизни связаны с этим. И называю эти аспекты. Их три — медицинский, социальный и юридический. Во-первых, потребление наркотиков неизбежно ведет к потере здоровья и, в конце концов, к летальному исходу. Во-вторых, потребитель наркотиков уже не сможет вести нормальную жизнь в социуме и быть ориентированным на нормальную жизнь. В третьих,  за любые действия, связанные с наркотическими средствами и психоактивными веществами, будь то потребление или их распространение, предусмотрена административная и уголовная ответственность. То есть взять в руки наркотики — значит осознанно пойти на конфликт с обществом и законом. Должно быть общественное порицание употребления психоактивных веществ. Вот о чем я говорю молодежи.

 

-Андрей Евгеньевич,  как вы относитесь к тому, что на встречи со школьниками и студентами приглашают бывших наркозависимых, победивших свою страсть к наркотикам, вернувшимся к нормальному образу жизни?

-По-разному отношусь. Начну с того, что таких счастливчиков — единицы. Это скорее исключение из правил. Я против их присутствия в школе. Представим ситуацию: бывший наркозависимый выступает перед учащимися в актовом зале. Играет на гитаре, поет песни. Хорошо одетый, помытый-побритый. О чем может подумать школьник? О том, что человек употреблял наркотики, но смог завязать. Значит, и я смогу, если попробую. Так же в принципе могут подумать и учащийся техникума, и студент вуза.

Многие из тех, кто берется выступать перед учениками или студентами на тему вреда наркотиков, не имеет профильного образования. А на таких встречах очень важно соблюдать  грань между профилактикой наркомании и ее пропагандой.

Есть еще юридический момент: человек, имеющий за плечами судимость, не имеет право работать с детьми. Это тоже надо учитывать — мы же в правовом государстве живем. Мною тоже соблюден этот порядок: я предоставил справку по месту работы об отсутствии судимости.

С другой стороны, нельзя не ценить участие тех самых счастливчиков, то есть людей, которые находятся в длительной ремиссии, в работе по реабилитации нарко- или алкозависимых. Их помощь здесь неоценима! Они, пройдя сами все муки ада что называется, как никто другой поймет того, кто решил покончить с пагубной страстью, но не может это сделать без поддержки и помощи, чтобы не сорваться снова. Но и здесь все не так однозначно. Бывший зависимый должен выучиться как минимум на реабилитолога, чтобы его помощь в реабилитации нарко- или алкозависимых была правильной и действенной.  

Поэтому считаю, что важнее обучать педагогов. Чтобы они сами могли проводить профилактические занятия с учащимися и студентами. Еще раз повторюсь: сегодня надо говорить  не о вреде наркотиков, а о профилактике зависимого поведения. Мы никогда не сможем отпрофилактировать новый вид наркотика. Но мы можем сформировать психологию непринятия психоактивных веществ в принципе как нечто такого, что разрушает жизнь, здоровье, социальный статус. Подростков, молодых людей надо убеждать в том, что только они сами могут изменить картину сегодняшнего дня.

-А картина, надо полагать, удручающая. То и дело в СМИ проходит информация о распространении синтетических наркотиков, от потребления которых человек может остаться в точке невозврата. Как наркологи справляются с такими пациентами?

-Картина действительно удручающая. Есть в нашей практике случаи, когда от потребления спайсов молодые люди попадали не в наркологию, а напрямую в психиатрию. Синтетические наркотики сегодня настолько коварны, что мы, специалисты, порой не можем сделать вывод, какими будут последствия от их потребления в долгосрочной перспективе.

Приведу пример. Отец привел на прием дочку, с которой они ездили отдыхать в Турцию. Там девушка познакомилась с туристами из Москвы, которые угостили ее спайсами. Как рассказал отец, последствия были просто ужасны: у дочки появились галлюцинации, она разгромила комнату в отеле, стала полностью дезориентирована. Мы, наркологи, не знали, как ее лечить. Она провела месяц в психиатрии, где ее смогли привести в чувство. Девушка вернулась к нормальному образу жизни, фитнесом занялась. Чтобы быстрее обрести нужные формы, ввела в рацион спортивное питание, в состав которого входят определенные стимуляторы. И что вы думаете! У нее началось то же самое, что было после потребления спайсов. Галлюцинации, агрессия, дезориентированность…

Другая девочка, отравившаяся спайсами, сжевала свои губы в кровь. Находясь в состоянии тяжелейшей интоксикации, она не понимала, что делает, не чувствовала боли от того, что буквально ест свои губы. Была долгое время в реанимации, пока пришла в себя.

Сейчас мы много говорим о спайсах, об ужасных последствиях их потребления. Но надо сказать, что любые наркотики в разные времена несли ужас и разрушение. Был много лет назад в моей практике случай, когда молодой человек убил мать, чтобы завладеть ее бизнесом.  Отсидел десять лет. Можно ли говорить о том, что это полноценный член общества? Вряд ли.  В начале двухтысячных нашу республику, как и всю страну, захлестнул героин. Сколько горя он принес людям! Как родители пытались спасать своих детей от этого зелья! Как многие отчаивались. Помню такую историю: отец привел ко мне сына — героинового наркомана и тихо, чтобы мать не услышала, шепнул: «Пусть он нечаянно умрет. Потому что в противном случае заболеет и погибнет жена — от горя и безысходности. А у нас еще второй ребенок маленький». 

-В свое время на разных уровнях активно обсуждался вопрос тестирования  школьников и студентов на предмет потребления наркотиков.  Так ни к чему единому и не пришли. Есть лишь отдельные учебные заведения, где проводится тестирование.  Как вы считаете, если бы такой порядок был введен повсеместно, эта мера была бы действенной?

-Это действительно дискуссионный вопрос. Но моя позиция жесткая: если учащийся или студент употребляет наркотики, ему нечего делать в учебном заведении. Я не хочу, чтобы рядом с нашими детьми в классе или аудитории находился человек, который употребляет наркотики. 

Проведение тестирования было бы хорошим сдерживающим фактором для ребят. Не акцией устрашения, а именно сдерживания от неправильного, необдуманного шага — первой пробы запрещенного вещества. Чтобы учащийся, будь то школьник или студент, знал, что в любой момент его могут проверить на предмет потребления наркотиков. Думаю, это было бы хорошей лептой в освобождение нашего общества от зависимостей.  

Пресс-служба МВД по Республике Коми

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2018, МВД России